Главная > Блоги > Выезд или наезд?

Выезд или наезд?

Психоаналитическая этика — полезная штука. Важно соблюдать ряд простых и всем известных правил: не эксплуатировать клиента, не нарушать границы, не допускать двойных отношений и пр. Дело тут вовсе не в морали или гуманизме. Просто нарушение границ являет разрушительным не только для пациента, но и для аналитика. Для последнего — даже в большой степени.
 
Но не менее важно другой — не придумывать себе на ровном месте догматических красных флажков. Что меня заставило задуматься об этом? Тот малый процент случаев, когда клиент по ряду непреодолимых причин не может добраться до кабинета аналитика. Расстояние, забитый график, социофобия, интенсивные панические атаки…
 
Допустимо ли в этом случае менять условия сеттинга? Как вы можете видеть, большинство аналитиков молча ответили на этот вопрос утвердительно, добавив услугу психоанализа по скайпу. Конечно, Фрейд вряд ли бы одобрил подобную затею. Но речь не об этом. Важен другой вопрос. Такая модификация является нарушением аналитической этики или нет? Ответ — определенно, нет. Как по формальным признакам, так и по фактическим (так как принцип «не навреди» соблюден). Конечно, результативность у дистанционного анализа в среднем ниже, но это все-таки результат, облегчение страданий. Телефон доверия ведь никто не требует отменить.
 
Теперь ещё вопрос. Может ли аналитик, аки доктор Ватсон, сам приезжать к клиенту? Вся моя глобальная лень требует ответить отрицательно. Но давайте будем честны с самими собой. Аналитик создает у себя в кабинете защитный бастион в первую очередь против собственных страхов. Аналитик защищается от пациента, когда садится за изголовье кушетки, когда отмалчивается и когда бегает по супервизорам. И это естественный процесс. Психике свойственно защищаться. Главное — вовремя осознавать свои защиты и уметь их отрефлексировать.
 
Что же приходит, если некий аналитик приедет домой к некоему социофобу? Этика пострадает? Формально нет. Фактически? А фактически надо смотреть на возможный вред от таких визитов. Я вижу главную опасность в усугубление социальной дезатапции клиента. Мы фактически поощряем его игру в прятки. Конечно, лаканианцы и гуманисты нам возразят. «Мол, и хорошо, что поощряем. Ведь общество злое-плохое-страшное. И от него надо прятаться…». Ну, ребят, не зря Фрейд придумал дидактический анализ для самих аналитиков.
 
Тут может оказаться эффективным компромиссный сценарий. Аналитик предупреждает, что возможно ограниченное количество выездов к пациенту. Скажем, не больше восьми. За 5-8 сеансов вполне можно развернуть поддерживающую психоаналитическую терапию. И велика вероятность, что после этого клиент сам изъявит желание приезжать в кабинет аналитика. Более того. Такая победа над собой будет важным шагом в психическом становлении клиента.
 
Здесь сразу два предупреждения для аналитика. Во-первых, необходимо будет (уже в кабинете) обсудить с клиентом этот паттерн первого шага. Ведь аналитик фактически «пробил социофобическую скорлупу», проведя территориальную интервенцию и вытащив (выманив) клиента во внешний мир. Во-вторых, если сам аналитик склонен притягивать именно таких клиентов, то не является ли это его собственным отыгрыванием? Конечно, не исключен простой механизм личной рекомендации такого аналитика (социофобы склонны формировать эрзац идентификационных групп).
 
С пациентом, страдающим от панических атак, ситуация еще проще. Он (она) может бессознательно воспринимать приход аналитика как атаку на своё жизненное пространство. Включится истероидный механизм бегства. И так как клиент находится на свой территории, то его аффектная сфера будет не столь сильно дестабилизирована, как при обычных панических атаках. Но есть риск, что клиент (по разным причинам) чувствует отчужденность от своего жилища. Тогда возможен обратный эффект. И вот этот риск — уже прямое нарушение этики. Значит, с паническим пациентом лучше все-таки проводить пару заочных сессий. В этих сессиях можно обсудить возможность выезда аналитика на дом. А т.к. такие клиенты обладают повышенной внушаемостью, то обсуждение самой возможности будет эквивалентно легкому гипнозу. Здесь вы сможете оценить риски. Или как вариант, клиент уже на этом этапе сообщит о готовности добраться до вашего кабинета.
 
Наконец, группа атемпоральных клиентов. Проще говоря, люди с совиным ритмом или нехваткой свободного времени. Попробуйте снять в субаренду кабинет на ночное время. Даже в Москве. Что делать? Если аналитик сам сова (угу), то теоретически проблем нет. Хотя я бы рекомендовал обговорить со своим дидактическим терапевтом фантазии на тему катания по ночным дорогам и образа героя, проходящего сквозь тьму. Всё-таки, хороший аналитик — это почти скомпенсированный нарцисс. И вот это «почти» — источник нашего таланта и наших фатальных ошибок.
 
Одно из возможных решений подсказала одна моя клиентка, убежденная сова. Она переделала одну из своих квартир в подобие психоаналитического кабинета. Минималистичный интерьер, деловая атмосфера. даже кое-какие книги Фрейда. Впрочем, посетить сконструированное пространство мне пришлось всего пару раз. После этого клиентка внезапно нашла время и возможность, чтобы приезжать днем на обычные сеансы в обычный кабинет. Обсудили этот момент. Действительно, даже такая дружественная интервенция на свою жизненную территорию воспринимается субъектом как угроза.
 
Мораль? Да как обычно. Смотрим по ситуации. Каждый клиент уникален. Минимизируем возможный вред. Даже малые изменения сеттинга вносят существенную «нелинейность». Помним про собственный профессиональный нарциссизм. В героев и ночных странников не заигрываемся. Дидактический анализ и супервизии посещаем.
 

Комментарии