Главная > Нефедьева Н.П. Психоаналитическая терапия как развитие сознания

Нефедьева Н.П. Психоаналитическая терапия как развитие сознания

Сообщение об ошибке

Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? в функции require_once() (строка 341 в файле /var/www/u0981724/data/www/russia.ecpp.org/includes/module.inc).
«Не следует забывать, что фактически только благодаря
собственному опыту и ошибкам человек учится действовать осознанно».
Зигмунд Фрейд.

 

Как известно, цель психоанализа заключается в том, чтобы «бессознательное сделать сознательным» (Фрейд); однако, парадоксальным является тот факт, что место и роль сознания в этом процессе остаются за рамками психоаналитических исследований. Кажется, что «сознание» - это еще более загадочная вещь, чем «бессознательное», о которой мы не можем сказать ничего определенного, кроме того, что оно - есть.
Попытки исследовать сознание «как таковое», как «объект», приводят к чистой абстракции и познавательному тупику, в котором мысль обнаруживает свои границы. Но только в познании своих границ может быть открыта истина как постулат сознания или аксиома, не требующая доказательств. Интересно, что только в конце 19-го века были впервые сформулированы аксиомы арифметики, казавшиеся до смешного очевидными: существует нуль; за каждым числом следует еще число и т.д. Аксиомой психоанализа можно назвать открытие Фрейда: Бессознательное существует, Оно оказывает существенное влияние на жизнь человека, Оно требует осознания. К этому следует добавить утверждение, кажущееся самоочевидным: сознание развивается в процессе осознавания бессознательного (или неосознанного).
Противопоставляя систему Бессознательного и Сознания в начале своей деятельности, Фрейд считал сознание фактом индивидуального опыта, доступным непосредственной интуиции, «не поддающимся никакому определению и описанию», и не пытался дать ему какое-то другое определение. Позже, в «структурной модели», сознание получает четко очерченное место в топике, выступая как ядро «Я». Приблизительно в это же время (или чуть раньше) Гуссерль, основатель феноменологии, также определил сознание как ядро «Я», но не просто «переживающего Я», а «Я», осознающего свои переживания. То, что Фрейд назвал «бессознательным», в феноменологии Гуссерля представлено как «первый ярус» сознания, интенциональный поток переживаний, в котором «Я» растворено и неотличимо от «Оно». Осознается только содержание переживаний в контексте единичных ситуаций, и в этом аспекте сознание интерпретируется как «пережитое содержание». "Второй ярус" сознания - это осознавание самого акта переживания, "переживающее сознание". Вот это переживающее сознание, т.е. сознание, находящееся в состоянии (процессе) переживания, является ядром "Я".
Ядро "Я" - понятийно невыразимо, зато очевидно и достоверно. Содержание очевидности есть "сознание единства", которое должно лежать в основе, - считает Гуссерль. Очевидность имеет в себе различия, но не являет собой отдельности, это "неразрывное единство" восприятия предмета, это - "Перво-данное"; элементы очевидности отличаются друг от друга, но не разделены. Это не просто «диалектический процесс» анализа и синтеза, а одномоментное схватывание противоположностей - Tertium datur (третье дано). Сознание существует как осознавание, и эта функция «схватывания» переживаний во взаимодействии с миром названа Бионом психоаналитической функцией личности, «которая присутствует с самого начала жизни и развивается благодаря психоаналитическому методу».
Вопрос о том, «Что такое сознание» в аспекте «схватывания связей» звучит как «Кто это?», а наиболее очевидным и достоверным ответом, который не может быть ни доказан, ни опровергнут, является ответ «Это - Я». Иногда этот ответ сопровождается указательным жестом, который призван убедить собеседника в том, что это действительно так. Парадоксальным образом в таком диалоге ответ предполагает, что вопросы излишни, и «Я» знает, что его знают. Собственно, это и означает «со-знание», или совместное знание, «общность знания или причастность к чему-либо вместе с другими». (Именно такое определение дается в Оксфордском словаре).
Вопрос «кто это?» или «кто там?» - основная интенция (направленность) сознания матери, которая создается стремлением к узнаванию происходящего в ней изменения в период беременности, кормления и последующего развития ребенка, и, одновременно, предопределяет его «знание» о себе как объекте материнских устремлений. Это «узнавание» всегда происходит в контексте той или иной культурной традиции, так же, как «узнавание» пациента всегда происходит в контексте той или иной психоаналитической «теории». Конечно, такое стремление к определенности не может не оставлять свои «отпечатки» в сознании и психике познаваемого «объекта». В этом аспекте существенным являются этические составляющие познания, поэтому так называемое «научное» познание ради подтверждения существующей гипотезы и познание ради открытия неизвестной доселе истины - это разные пути приобретения знания об «объекте» или - познание «разных» объектов. Так, например, познать женщину, (или истину, или мир) возможно только в любовном акте, который производит трансформацию в существе самого познающего, иначе познание оборачивается насилием.
Выражение Фрейда «Там, где было Оно, должно стать Я» можно рассматривать как уровни осознания: от смутной интуиции «Это есть», через самоутверждение «Я есть», к осознанию «Я есть Это». По выражению Сергия Булгакова, в этом фундаментальном суждении «Я» - это подлежащее (или субстанция), которая обладает голосом (глаголом «есть» или «быть»), а «Это» (потенциальное Все) есть сказуемое для Я. «Наше Я есть ипостасное Я, абсолютный субъект, и ему присуще, как сказуемое, все, но, будучи не от мира сего, оно и не сливается с ним»./5/ Поэтому, с одной стороны, Я есть полное и окончательное НЕ по отношению ко всякому определению (Я - не есть тело, не есть душа - постоянно зыблющееся море состояний и т.д.), ибо оно вообще не есть, с другой стороны, Я есть все или Я есть не-Я. Троичность, таким образом, может быть выражена как: Я есть не-Я и вместе с тем Я, зараз и одновременно, где связка «есть» означает Бытие, реальность непрерывного осознавания и узнавания себя во всем сущем, согласования с ним. Это и является конечной целью всех человеческих устремлений, которую Балинт определил как «достижение ничем не нарушаемой гармонии с миром». Практически это означает присутствие сознания в каждом проявлении взаимодействия с неожиданным, непредсказуемым, иногда некрасивым, несовершенным, негармоничным миром и осознание этого взаимодействия.
В терапевтической ситуации непрерывное присутствие сознания (что синонимично присутствию духа) обеспечивается терапевтом, носителем «психоаналитической функции». «Превращение бессознательного в осознанное» и достижение инсайта пациентом в обычных обстоятельствах недостаточны, чтобы вызвать в его состоянии фундаментальные изменения. Для глубоких изменений необходимо как минимум два условия: осознанное намерение меняться, преодолевая сопротивление, и наличие человека, который уже имеет такой опыт, то есть терапевта. Присутствие осознающего «Я» аналитика и его способность к инсайту создает условия для развития такой способности у пациента. Значение «инсайта» в смысле способности терапевта «схватывать» связи между фрагментами материала или содержания сессии приближается к тому смыслу, который Оксфордский словарь называет устаревшим, т. е., «понимание, ум, мудрость», а в более техническом смысле, как способность пациента к осознанию, оно существует в формулировках Фрейда как отображающее процессы изменений, приводящих к «излечению».
Терапевтическая работа происходит в коммуникативном поле особого рода, характеризующемся принципом неопределенности и неполноты, открытости познанию принципиально нового. Свободно плавающее внимание терапевта при установках на нейтральность, пассивность и анонимность - это состояние «эпохэ?» (греч. ????? - «задержка, остановка, удерживание, самообладание», воздержание от суждений), которое означает отсутствие «своих» мыслей, сохранение особого состояния осознавания происходящего, включая наблюдение за своими реакциями, если такие появляются. Присутствие сознания при отсутствии мыслей - это состояние, в котором сознание фиксирует различные «кванты информации» и обнаруживает между ними связи, неочевидные при «направленном изучении». Техника свободных ассоциаций не отменяет присутствия сознания, а становится возможной только при его наличии, благодаря чему и достигается инсайт, или осознание связей.
В психоаналитической терапии работа происходит на нескольких интенциональных уровнях: во-первых, она направлена на содержание (события в прошлом и настоящем, сновидения, теоретические концепты и т.д.); во-вторых, на чувства и ощущения («сейчас» - в отношениях с аналитиком, но одномоментно - «тогда» - в воспоминаниях и ассоциациях); в третьих, на обнаружение связи между первым и вторым. Такое установление связей между содержательными, чувственными и временными аспектами психики происходит в акте мгновенного осознания (озарения, просветления), которое Лакан сравнивает с появлением смысла, подобного внезапному появлению на поверхности острия швейной иглы, пронизывающей и соединяющей несколько слоев пережитого. Это мгновенное понимание истины о самом себе, схватывание смысла происходящего, производит трансформацию в коммуникативном поле и необратимо, поскольку невозможно «забыть» то, что осознано. Терапевт не может „дать“ инсайт, но вся практика работы с пациентом ориентирована на достижение такого осознания и получение личного опыта переживания истины.
Осуществляя функцию воздержания от суждений или терапевтического не-знания, терапевт создает пространство, открытое познанию нового. Парадоксальным образом мы можем увидеть работу сознания в действии только там, где оно натыкается на невидимую преграду незнания или непонимания чего-то. Таким образом, сознание все время преодолевает свои собственные ограничения. Работа сознания проявляется только там, где ощущается сопротивление. Сопротивление - индикатор ограничения сознания какими-то рамками: устоявшимися правилами, мнениями, общепринятыми воззрениями и т.д. Непонимание чего-то, нетерпимость к «инакомыслию», реакции возмущения и протеста по отношению к каким-то фактам жизни - это манифестация ограниченности сознания, но в то же самое время указатель направления в его развитии. Твердо и раз и навсегда усвоенное «знание» освобождает от необходимости думать и осознавать, становится бессознательной защитой от появления чего-то, что может разрушить сложившиеся стереотипы.
Развитие сознания как развитие способности к осознанию или инсайту отличается от психического развития, которое традиционно считается объектом психоаналитических исследований при работе с детьми. Психическое развитие «в норме» происходит «естественным путем», то есть путем, обусловленным той или иной культурной традицией. Ребенок наполняет содержанием свое сознание, используя опыт взрослых и «впитывая» их способы взаимодействия с миром. Собственно, в этом и заключается «вос-питание» - передача опыта поколений, который может выражаться как в форме уже осознанных «истин» - того, что «общеизвестно и общепринято», так и в трансляции привычных патологических форм взаимодействия, приносящих страдание. Но если говорить о развитии сознания, то оно начинается с осознанного намерения «познать себя в мире и мир в себе», с вопроса «Кто Я?», стремления разобраться в «сумме идентификаций» и ложных отождествлений, а поэтому развитие сознания - процесс «противо-естественный», осуществляющий, по выражению Мамардашвили, «сумасшедший поворот глаз». Для того, чтобы прийти к осознанию собственного «Я» (или Самости), нужно пройти путь разотождествления с внутренними объектами или состояниями, с тем, чтобы принять их как свое «содержимое».
Пример. Клиентка, находившаяся в длительной симбиотической связи с матерью, на мою просьбу дать ассоциацию к слову «Я», ответила сначала «Вы», а потом «не знаю». На следующей сессии она сказала, что поняла, что не знает, кто она. Вместе с тем, она стала говорить о том, что преследующие ее состояния сильного гнева, нетерпимости и ненависти - это состояния ее матери. В течение некоторого времени это открытие позволяло ей более терпимо относиться к своим агрессивным импульсам, и, рассказывая о них, она повторяла, что это - не она, а ее мать в ней. Это был первый этап осознания: «это - не я», или наблюдения за повторяющимися состояниями, которые стали ей чуждыми, при одновременном разотождествлении с агрессивным первичным объектом. Идентификация со мной позволила ей однажды получить опыт такого состояния, про которое она сказала: «Это - я. Я - есть». Приступы агрессии продолжались, но окрепшее осознающее «Я» уже могло с ними справляться, хотя она все еще называла их «мамины состояния». Однажды, когда она описывала свою ярость, она опять сказала мне, будучи уверенной, что я ее поддержу, как я делала это прежде: «Но это – не я». Однако в этот раз я не согласилась с ней, а спросила: «А кто же это?». Она ответила, как обычно, «мама», но уже не была в этом уверена, так как я не выразила подтверждения. Наступила фаза осознания состояния или принятия: «И это - я». Осознание этого было довольно болезненным, но привело к тому, что приступы агрессии стали контролируемыми, не столь бурными, появлялись реже, быстрее проходили. Вместе с тем постепенно нормализовались отношения с матерью. Клиентка научилась понимать ее «как себя», выдерживать ее агрессию и управлять своей.
Работу по осознанию состояний можно назвать практикой развития сознания, которая имеет свои этапы: 1) получение опыта состояния; 2) накопление опыта состояния при повторах; 3) знание состояния; 4) удержание состояния (управление состоянием); 5) осознание состояния и прекращение его повторения, что ведет к какому-то иному, ранее неизвестному состоянию, т. е. производит глубокую трансформацию в психической структуре. Эти этапы могут сосуществовать, между ними нет четкой границы до момента осознания.
С «экономической» точки зрения можно предположить, что чем более аффективно нагружено получение опыта, например, детской травмы, тем сильнее будут защиты от его осознания, и тем большее количество повторов в терапии необходимо для того, чтобы накопить силы, достаточные для преодоления сопротивления осознанию.
Пример. Клиентка не могла дифференцировать чувства, она не могла ответить на вопрос «что вы чувствуете», например, когда начинала плакать по непонятной причине или испытывала сильнейший физический и психический дискомфорт. Сначала она говорила, что ничего не чувствует, потом - что чувствует какой-то «комок чувств». Потом смогла выделять из этого сплетения разные негативные чувства. Затем поняла связь чувства страха с определенными болезненными ощущениями в теле. Затем она начала отслеживать появление приступов страха и болезненных ощущений в повседневной жизни и связывать с сопутствующими обстоятельствами. Но все равно оставалось загадкой, почему эти обстоятельства вызывают такое состояние. Однажды, когда она рассказывала о своих наблюдениях, она испытала приступ страха в моем присутствии, и смогла его подробно описать. Попутно вспомнились некоторые эпизоды прошлого, и мы проработали негативный перенос. Стало легче в том смысле, что она перестала бояться этих приступов и могла осознавать их появление - «это страх», хотя оставалась непонятной его причина. В конечном итоге она смогла вспомнить детскую травму, которая была связана с сильнейшим аффектом страха и боли, и освободиться от симптома, место которого заняло осознанное воспоминание. Для этого понадобилось несколько лет. Однако это не значит, что мы занимались только этой проблемой. Были осознаны еще и другие состояния, которые портили жизнь, а точнее, делали ее невыносимой.
В заключении хочется сказать о том, что развитие сознания парадоксально и не может быть описано языком бинарных оппозиций. Осознание происходит: индивидуально - и при взаимодействии; мгновенно - и в процессе предварительного получения и накопления опыта; при условии сознательной установки или намерения осознавать - и спонтанно, непредсказуемо (никто не может предсказать, сколько времени понадобится человеку для того, чтобы осознать то, что ему кажется уже известным); в направлении проблемы - и в направлении преодоления этой проблемы; в стремлении к удовольствию (избавлению от болезненных чувств) - и в стремлении к повторению ситуаций неудовольствия для их осознания; с использованием мышления - и в воздержании от сужения; движется вспять (к осознанию прошлого) - и рожает будущее; всегда нравственно - и не выносит моральных суждений; связано с преступлением, но освобождает от наказания; стремится к причине, но обнаруживает следствие; познает Оно, но узнает Себя.